Вечный двигатель Джона Уоррелла Кили

Денис БолвиновОбщество, наука и религия0 комментариев

Материал создан на основе первого тома "Тайной доктрины" Е.П. Блаватской.

Во все времена и в любых условиях Истина неуклонно стремиться к проявлению. И если каналы проявления, когда-то служившие ей верой и правдой, ныне оказываются настолько искаженными и предвзятыми, что не могут явить даже Ее тени, то Она не долго задумываясь выбирает себе новые пути. К сожалению, в разряд таковых попали многие области человеческого знания. Здесь и религия, и философия, и современная академическая наука, которая, увы, не смогла избежать этой участи. Потому многие исследования и открытия, которые предназначались именно ей, приходят в мир через людей, может быть и не разбирающихся в земных науках как дипломированные доктора и профессора, но все же любящих Истину настолько, чтобы быть способными выдержать Ее ослепительное сияние и передать его людям, которые, впрочем, и не всегда к нему готовы.

Одним из таких людей был хорошо известный в Америке и Европе Джон Уорел Кили из Филадельфии, открывший эфирную силу, которая действует как страшный возбудитель невидимой, но ужасающей силы, способной не только привести в движение машину в 25 лошадиных сил, но даже была успешно применена для поднятия самой машины. Феномены, демонстрированные исследователем в течение нескольких лет, были изумительны, почти граничащие с чудом, в смысле сверхчеловеческого.

Кили пророчествовал, что его открытие сделает все иные формы энергии более невостребованными. Что одного литра воды будет вполне достаточно, чтобы отвести поезд из Филадельфии в Сан-Франциско и обратно. Что четырех литров хватило бы отвести корабль из Нью-Йорка в Ливерпуль и обратно, а ведро воды содержит достаточно эфирных испарений, чтобы произвести силу способную сдвинуть планету с орбиты.

Г-н Кили так объяснял работу своей машины, называемую Мотором Кили:

При проектировании любой машины, построенной до сего времени, никогда не был найден способ для установления нейтрального центра. Если бы это было найдено, то трудности искателей «перпетуум мобилэ» окончились бы, и эта проблема сделалась бы установленным и действующим фактом. Предварительный импульс в несколько фунтов был бы достаточен, чтобы привести такую машину в движение и заставить ее действовать на протяжении веков. Задумывая свою вибрационную машину, я не искал достижения постоянного движения; но мною установлен кругооборот, действительно, имеющий нейтральный центр, который находится в таком положении, что может быть возбуждаем посредством моего вибрационного эфира, и пока он находится под воздействием указанной субстанции, он, на самом деле, является машиной, которая независима от массы (или земного шара), и этим она обязана замечательной скорости вибрирующего кругооборота. Все же, несмотря на все ее совершенство, она нуждается в питании вибрирующим эфиром, чтобы сделать из нее независимый двигатель...

Кили иллюстрирует свою идею «нейтрального центра» следующим образом:

Представим себе, что после нарастания планеты любого диаметра, скажем приблизительно в 20,000 миль, ибо размер не имеет никакого отношения к вопросу, предположим, что произойдет перемещение всего материала, за исключением коры, толщиною в 5,000 миль, оставляя промежуточную пустоту между корою и центром, размером в обыкновенный бильярдный шар; чтобы привести в движение эту малую массу, потребовалась бы сила, такая же огромная, как и для сдвига оболочки в 5,000 миль толщиною. Кроме того, эта малая центральная масса поддерживала бы вечно тяжесть этой коры, удерживая ее на равном расстоянии; и не существовало бы противной силы, как бы ни была она велика, которая могла бы заставить их соприкоснуться. Воображение потрясается, созерцая огромный груз, отягощающий эту точку центра, где вес прекращается... Вот, что мы понимаем под нейтральным центром.

Центральной идеей теории Кили стало представление о том, что музыкальные тона резонируют с вибрациями атомов через посредство эфира, и он широко пользовался этим свойством материи, производя свои феномены.

Джон Уорел Кили определял электричество, его физическую корреляцию (силу) «как известный вид атомической вибрации». Он исчисляет:

  • Молекулярные вибрации в    100.000.000 в секунду
  • Интер-молекулярные        300.000.000 в секунду
  • Атомические             900.000.000 в секунду
  • Интер-атомические         2.700.000.000 в секунду
  • Эфирные                8.100.000.000 в секунду
  • Интер-эфирные            24.300.000.000 в секунду

Сравнивая разреженность атмосферы с разреженностью эфирных истечений, полученных посредством изобретенного им способа дробления молекул воздуха путем вибраций, Кили говорит:

Это, как бы платина по отношению к водороду. Молекулярное дробление воздуха приводит нас лишь к первому подразделению; интер-молекулярное – ко второму; атомическое – к третьему; интер-атомное – к четвертому; эфирное – к пятому; и интер-эфирное – к шестому подразделению или к положительному соединению со светоносным эфиром. В моем «Введении» я приводил доводы, что это есть вибрирующая оболочка всех атомов. В моем определении атома я не ограничиваюсь шестым подразделением, где этот светоносный эфир образовывается в своем грубом виде, как это доказывают мои исследования. Думаю, что эта мысль будет объявлена физиками настоящих дней вымыслом дикого воображения. Возможно, что со временем эта теория получит освещение, которое выдвинет ее простоту для научного исследования. В настоящее время я лишь могу сравнить ее с планетою в темном пространстве, куда свет солнца науки еще не проник...

Я утверждаю, что звук, как и запах, есть реальная субстанция неизвестной и чудесной разреженности, исходящая из тела, в котором она была вызвана путем толчка, и выбрасывающая абсолютные частицы материи, интер-атомные частицы со скоростью 1,120 фут. в секунду: 20,000 в пустоте. Субстанция, так рассеянная, есть часть, крупица всей возмущенной массы, и если бы она постоянно поддерживалась в этом состоянии возмущения, то на протяжении некоторого цикла времени она была бы совершенно поглощена атмосферою; или, вернее, перешла бы из атмосферы в более высокую степень разреженности, соответствующей условию подразделения, которое обуславливает ее освобождение из тела, в котором она связана...

Звуки, производимые камертонами (вибрационными вилками), расположенными так, чтобы производить эфирные аккорды, хотя и рассеивают свои тона (сложные), проникают вполне все субстанции, которые попадают в сферу их атомического бомбардирования. Удар колокола в пустоте освобождает эти атомы с тою же скоростью и объемом, как и удар на открытом воздухе; и если бы колебание колокола поддерживалось непрерывно на протяжении нескольких миллионов столетий, он вернулся бы к своему первоначальному элементу; и если бы комната была герметически закупорена и достаточно прочна, то объем пустоты, окружающий колокол оказался бы под давлением в несколько тысяч фунтов на квадратный дюйм, вследствие образовавшейся разреженной субстанции.

По моему мнению, звук, верно определенный, является нарушением атомического равновесия, производя разъединение настоящих атомических тельцев (частиц), причем субстанция, освобожденная таким образом, конечно, должна принадлежать к известному роду эфирного тока. При таких условиях будет ли неразумным предположение, что, если бы этот ток поддерживался и тело теряло бы таким образом свой элемент, оно с течением времени исчезло бы совершенно? Все тела первоначально созданы из этого высоко-разреженного эфира, будь-то животное, растение или минерал, и они возвращаются к своему высоко-газообразному состоянию только, когда они приведены в состояние дифференциального равновесия...

Что касается запаха, то мы можем получить некоторое определенное представление о его чрезвычайной и замечательной разреженности, если примем во внимание, что обширное пространство атмосферы может быть пропитано на долгие годы одной крупицей мускуса, которая, будучи взвешена после этого долгого промежутка времени, не обнаружит заметного уменьшения в весе. Великий парадокс, по отношению к истечению благовонных частиц, состоит в том, что они могут быть удержаны в стеклянном сосуде! Мы имеем здесь субстанцию гораздо большей разреженности, нежели стекло, заключающее ее, и, тем не менее, она не может ускользнуть. Это, как бы решето с дырочками, достаточно большими, чтобы пропустить гравий и, в то же время, удерживающими тонкий песок, который не может высыпаться; фактически, молекулярный сосуд, содержащий атомическую субстанцию.

Эта проблема, которая смутила бы тех, кто остановились бы перед признанием ее. Но каким бы бесконечно разреженным ни являлся запах, он представляется очень грубым по отношению к субстанции подразделения, которая управляет магнетическим током (током симпатии, если хотите так назвать это). Подразделение это следует сейчас же за звуком, но выше звука. Действие истечения магнита совпадает некоторым образом с воспринимающей и распределяющей частью человеческого мозга, который постоянно выдает все уменьшающуюся пропорцию из получаемого количества. Это является великим примером контроля ума над материей, который постепенно изнашивает физическое до тех пор, пока не наступит распадения.

Магнит в той же самой пропорции теряет свою силу и становится инертным. Если бы отношения, существующие между умом и материей, могли быть уравнены и сохранены в таком виде, мы бы жили в нашем физическом состоянии вечно, ибо не было бы физического изнашивания. Но это физическое изнашивание ведет к своему завершению, к источнику гораздо более высокого развития – то есть, к освобождению чистого эфира из грубого молекулярного, что, по моему мнению, очень желательно.

Начав с генератора (парового котла) в шесть футов длиною, Кили дошел до такого, который был размером не больше старомодных серебряных часов, а это уже само по себе является чудом гения механики, хотя и не духовного гения. Как прекрасно было сказано его большой покровительницей и защитницей г-жею Блумфильд-Мур:

Два вида силы, над которыми он производил опыты, и феномены, сопровождавшие их, являются антитезами друг другу.

Одна сила была рождаема им и действовала через него. Никто из тех, кто повторили бы то, что было сделано им, не могли бы получить тех же самых результатов, ибо воистину, при этом действовал эфир Кили, тогда как эфир Смита или Брауна навсегда остался бы без результата. Затруднение Кили, именно, заключалось до сих пор в том, что он не мог создать машины, которая развила и регулировала бы силу без вмешательства «волевой силы» или личного воздействия оператора, сознательного либо несознательного. В этом он не был успешен, ибо никто, кроме него, не мог привести в действие его «машины». С оккультной точки зрения это было гораздо большим достижением, нежели «успех», которого он ожидал от своей проволоки, но результаты, полученные из пятого и шестого плана эфирной или астральной силы, никогда не будут допущены служить коммерческим целям и путям передвижения. Что организм Кили непосредственно связан с производством его замечательных результатов, доказывается следующим утверждением, сделанным одним лицом, близко знающим великого изобретателя:

Однажды пайщики «Кееlу Моtоr Со.» поставили одного человека в его мастерскую с определенной целью открыть его секрет. После шестимесячной тщательной слежки, он однажды сказал Кили: «теперь я знаю как это делается». Они только что вместе собрали машину, и Кили управлял регулятором, который сообщал и разобщал приток силы. «Попробуйте тогда», последовал ответ. Человек повернул кран, и ничего не произошло. «Покажите мне снова, как вы это делаете», просил человек Кили. Последний охотно согласился, и механизм тотчас пришел в действие. Снова тот попробовал, но безрезультатно. Тогда Кили положил руку ему на плечо и велел ему еще раз испробовать. Он исполнил, и результат был в моментальном появлении тока.

Несмотря на все изумительные феномены, продемонстрированные изобретателем, и его успех в исследовании тонких источников энергии, он все же потерпел неудачу в ее применении. Если спросят – почему Кили не было разрешено преступить известную границу? Ответить не трудно, ибо то, что он бессознательно открыл, есть страшная сидеральная (пространственная) сила, известная еще Атлантам и названная ими Маш-Мак, и которой арийские Риши в своей Астра-Видья дают определенное наименование. Это есть Вриль, о котором говорит Бульвер Литтон в своем сочинении «Грядущая Раса» и Вриль всех грядущих рас нашего человечества. Название Вриль может быть вымыслом; но сама Сила есть факт, который в Индии вызывает так же мало сомнения, как и существование самих Риши, ибо Сила эта упомянута во многих сокровенных книгах.

Это есть вибрационная сила, которая будучи направлена против армии и с Агниратха, установленного на летающем корабле, согласно инструкциям, находимым в Астра-Видья, обратила бы в пепел 100,000 человек и слонов так же легко, как и одну мертвую крысу. Она представлена в виде аллегории в Вишну Пуране и в Рамаяне и других сочинениях; в сказании о мудреце Капиле, «взгляд которого обратил 60,000 сыновей царя Сагара в гору пепла», и эта Сила объяснена в эзотерических трудах и называется Капилакша – Глаз Капилы.

Неужели эта сатанинская Сила может быть разрешена нашему поколению, как добавление к их запасу анархических игрушек, известных, как мелинит, динамический часовой механизм, взрывающиеся апельсины, «корзины цветов» и другие под такими же невинными названиями? Неужели эта разрушительная Сила, которая, раз в руках современного Аттилы, кровожадного анархиста, например, в несколько дней могла бы привести Европу в ее примитивное хаотическое состояние без единого оставшегося жителя, чтобы поведать происшедшую драму; неужели такая Сила может стать общим достоянием всех людей в одинаковой мере?

То, чего уже достиг Кили, велико и замечательно до чрезвычайности. Перед ним было достаточно работы в демонстрации его новой системы, чтобы «умерить гордость ученых материалистов, открыв те тайны, которые лежат за пределами мира материи», без того, чтобы волей-неволей открыть это всем. Ибо, несомненно, спиритуалисты и психики, которых сейчас достаточное количество, оказались бы первыми, испытавшими лично на себе последствия раскрытия подобных тайн. Тысячи среди них быстро очутились бы в голубом эфире и, может быть, с населением целой страны за компанию, если бы подобная сила была вполне открыта без даже ее обнародования.

Открытие во всей его полноте на несколько тысяч лет – или даже, скажем, на сотни тысяч – преждевременно. Оно будет в назначенном месте и в назначенное время лишь тогда, когда великий, ревущий поток голода, страдания и низкооплаченного труда, отхлынет назад – как это будет, когда справедливые требования множества будут, наконец, услышаны и удовлетворены; когда от пролетариата останется лишь наименование и утихнет острый вопль о хлебе, который действительно несется по всему миру, не привлекая внимания. Это может быть ускорено распространением образования и открытием новых выходов для труда и переселения с лучшими перспективами, нежели существуют сейчас, и на каком-либо новом континенте, который может появиться. Тогда только Двигатель и Сила Кили, как они первоначально представлялись ему самому и его друзьям, будут в спросе, ибо тогда ими будут больше пользоваться бедные, нежели богатые.

И всеже, не смотря на это, Кили был очень облагодетельствован судьбою в этом отношении и, будучи, помимо своего психического темперамента, еще гением в механике, достиг некоторых поражающих результатов, он достиг – больше, нежели кто-либо из смертных нашего времени, не будучи посвященным в заключительные Мистерии, мог бы достичь вплоть до настоящего времени. То, что он совершил, как справедливо говорят его друзья, вполне достаточно, «чтобы разрушить молотом науки идолов науки» – идолов материи на глиняных ногах. И мы полностью согласны с г-жой Блумфильд-Мур, этой известной американкою, непрестанные усилия которой в поисках истины, никогда не смогут быть достаточно оценены, когда та в своей брошюре «Психическая Сила и Эфирная Сила», утверждает, что Кили, как философ:

Достаточно высок духом, достаточно мудр и велик в своем мужестве, чтобы преодолеть все трудности и предстать, наконец, перед ликом мира, как величайший изобретатель и исследователь в мире.

Также она пишет:

Если бы даже Кили ограничился тем, что вывел бы ученых из мрачных областей, где они ощупью пробираются, в открытый простор стихийной силы, где тяготение и сцепление потревожены в своих убежищах и привлечены к пользованию; где из единого начала исходит бесконечная энергия под различными формами, он достиг бы бессмертной славы. Если он докажет в целях разрушения материализма, что Вселенная одушевлена таинственным принципом, которому материя, как бы организована она ни была, вполне подчинена, он будет самым великим духовным благодетелем нашей расы, превосходящим всех, которых когда-либо видел наш современный мир. Если ему удастся при лечении болезней заменить более тонкими силами природы те грубо материальные воздействия, которые отправили на кладбище большее количество людей, чем война, чума и голод вместе взятые, он заслужит и получит благодарность человечества. Все это и больше совершит он, если он и те, кто следили за его продвижением день за днем на протяжении долгих лет, не будут слишком нетерпеливы в своих ожиданиях.

Источник: http://cdk-zp.narod.ru/lec_subtle_003.html (Дмитрий Едимент)

Подпишитесь на материалы Базы знаний

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Соглашение о конфиденциальности